Как тюменские художники возрождают память о знаменитом купце Чукмалдине

0
1

Как тюменские художники возрождают память о знаменитом купце Чукмалдине

Как тюменские художники возрождают память о знаменитом купце Чукмалдине

В прошлом году почти незаметно для тюменцев прошло несколько мероприятий в честь 185-летия купца, писателя, просветителя, общественного деятеля Николая Мартемьяновича Чукмалдина. Первым делом четыре художника — Михаил Захаров, Юрий Юдин, Иван Станков и Александр Васильев — приехали на малую Родину мецената, в село Кулаково, которое в XXI веке едва не дотянулось до областной столицы, и устроили там арт-пленэр — припечатали гуашью и маслом к бумаге и холсту достопримечательности населенного пункта. Потом, во Всемирный день благодарности, передали поддержавшей их творческий порыв девелоперской компании некоторые свои работы. И следом открыли выставку в сельском ДК, то есть показали местным жителям красоты, мимо которых те ходят каждый день.

Этой весной неугомонные мастера, подталкиваемые спонсорами и доктором искусствоведения Натальей Сезевой, наконец, объявили о своей прошлогодней миссии ничего не подозревавшим горожанам — буквально вышли из подполья. Итогом проекта в декабре станет переиздание первой части книги Чукмалдина "Мои воспоминания" 1902 года с иллюстрациями, пожалуй, самого ироничного, но меж тем глубокого мастера Михаила Захарова. Пока же можно наблюдать совершенно очаровательные графические миниатюры тушью и акварелью в зале арт-салона "На Никольской" — тут виды и люди Кулаково, старинного поселения, что младше Тюмени лишь на девять лет. Михаил Иванович писал их с любовью — иначе не умеет. Экспозицию с чьей-то легкой руки уже окрестили "приношением купцу", подарившему пригороду храм, училище, банк, ковровую фабрику-школу, хлебный магазин, основавшему в городе музей — предтечу краеведческого, опекавшему художника Ивана Калганова.

Как тюменские художники возрождают память о знаменитом купце Чукмалдине

Фото: Ирина Никитина/РГ

— Это даже не иллюстрации, а особый графический ряд, который дополнит текст Чукмалдина, сделает его более убедительными для сегодняшних читателей, — комментирует искусствовед Сезева. — Меценат и художник встретятся на станицах через век! Оба — из крестьян, знают деревенский уклад, традиции, обряды. Уверена, получится замечательный альбом "Записки о моей жизни".

Захаров, скромный, тихий, похожий на Дон Кихота на пенсии, как обычно предпочитал отмалчиваться. Посетовал лишь, что не понимает, почему посетителям графика нравится больше, чем масштабные холсты, рожденные на пленэре — первые он называет "пустяками", а вторые — "смыслом жизни". Каждому — свое, Михаил Иванович. Главное ведь — нравится, даже больше — понимают, влюблены.

И еще одна здоровая идея (после печати альбома) витала на открытии выставки: это Сибирская картинная галерея, которая бы могла начаться как раз с Захарова, Юдина… О такой в XIX веке мечтали отцы-основатели областничества Николай Ядринцев и Григорий Потанин. Не получилось. Но не беспросветно же стремление современных тюменцев сделать что-то действительно стоящее для земляков?