Можно ли обвинить отца в похищении родной дочери

0
1

Можно ли обвинить отца в похищении родной дочери

…Эвелине недавно исполнилось семь. Ее очаровательная мордашка «украшает» сайт Следственного управления СК России по Нижегородской области. Девочка в розыске уже несколько месяцев. Из дома в Дзержинске Эвелину еще в апреле забрал, как пишут следователи, «32-летний иностранец». Возбуждено уголовное дело о незаконном лишении ребенка свободы.

Можно ли обвинить отца в похищении родной дочери

Иностранец, о котором идет речь, — гражданин Украины Михаил Яцик, отец Эвелины. На днях он публично, записав видеоролик, обратился к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину. Требует — и весьма настойчиво — прекратить его незаконное уголовное преследование. И задает вопросы: как это вообще возможно, возбудить уголовное дело против родного отца ребенка? Как это он лишил ее свободы, неужели в клетку посадил?!.. Михаил не лишен родительских прав, он куда хочет, туда с дочерью и едет, где хочет, там с ней и живет, — не так ли?.. Кстати, где сейчас Михаил, он не раскрывает — опасается оказаться под арестом. С "РГ" он связался при помощи новосибирского адвоката Алексея Селютина. Но это вовсе не значит, что Михаил с дочерью в Сибири. 

Мать Эвелины, Анастасия Яцик, убеждена — Михаил вывез дочь на территорию Украины. "С десятого апреля я не слышала ее голоса", — говорит Анастасия. С Михаилом они развелись еще в 2016-м. Прошло пять лет, и сейчас оба — на грани нервного срыва. Она плачет, потому что дочки нет рядом. И, наверное, не будет еще очень долго. Вместо надежды — неопределенность, и растерянность, и чувство вины: оказалась плохой матерью, ведь как может мать не знать, где ее ребенок? Он натянут как тетива лука перед выстрелом: дочь-то с ним, но надо прятаться, охранять, всегда быть начеку. Психологически — ничуть не проще. Осколки брака для обоих оказались слишком острыми.

Внутри у бывших супругов — огромное горе. Внешне — ожесточенная борьба. Михаил считает, что бывшая супруга после развода, в 2017 году, незаконно вывезла дочь с Украины (Эвелина родилась на территории этого государства). Он своего согласия на это не давал, и решение суда, который дал Анастасии разрешение на вывоз дочери, оспаривал. После отъезда Анастасии с дочкой на Украине было возбуждено уголовное дело. Эвелину в России искал Интерпол! Ребенок с трех лет — в криминальных хрониках. Анастасия утверждает, что не скрывала ребенка — они с Эвелиной жили по месту прописки в России.

Потом — перемирие. Михаил принял решение переехать в Россию, чтобы быть рядом с дочкой. Снял жилье в Дзержинске. Вот-вот должен был получить разрешение на временное проживание. Встречался с ребенком. "Я доверяла ему настолько, что у него были ключи от нашей квартиры, он мог приходить в любое время. Хотела верить, что все наладится", — говорит Анастасия. Михаил утверждает обратное — по его словам, его разными способами ограничивали в общении с дочерью. И в один прекрасный день, а именно 10 апреля, он сознательно пошел на обострение отношений — увез дочку погулять в Москву. А уже через несколько часов обнаружил в сети новости — розыск, уголовное дело, в квартире провели обыск, забрали вещи… После этого решил не возвращаться.

Надо сказать, что Анастасия "московскую прогулку" считает легендой, а похищение Эвелины — заранее и тщательно спланированным. И жестоким — ребенок болел, а от температуры у нее бывают судороги, ну кто повезет дочку в Москву в таком состоянии? Михаил, в свою очередь, называет сказкой болезнь ребенка. Этот жуткий пинг-понг обвинений может продолжаться бесконечно.

Адвокат Алексей Селютин, разделяя возмущение своего доверителя, говорит о том, что неадекватно ведет себя и правоохранительная система. Пока и он, и сам Михаил Яцик, которого в сообщениях следственного органа называют "подозреваемым", не видели ни одного процессуального документа. Возбуждено ли уголовное дело? Если да, то в отношении Михаила или по факту — тут юридически большая разница? По какой статье УК? Если действительно по 127-й — незаконное лишение свободы, то это совсем уж пальцем в небо, говорит адвокат.

Верховный суд объяснил, что при незаконном лишении свободы жертва остается в том месте, где ее захватили. А если ее перемещают — то это уже 126-я, похищение человека. Странно и то, что в нижегородском Следственном управлении адвокату не дают возможности ознакомиться с документами по делу. Нет бумаг — нет возможности и обжаловать незаконные действия следователей. Что происходит?

Но самое главное, что Михаил Яцик не может обвиняться в похищении дочери в принципе. Он не лишен родительских прав, и юристы подтвердили "РГ" — в кинднеппинге родителей в России не обвиняют, ведь они вправе определять местонахождение детей. У дела нет судебной перспективы. Анастасия считает, что следователи просто пытались хоть как-то помочь, когда она примчалась в полицию с заявлением. Проявили неравнодушие. Есть мнение, что дело возбудили "технически" — только для того, чтобы появилось веское основание объявить ребенка в розыск. Который, как мы видим, не дает результатов, зато здорово отравляет жизнь иностранцу Михаилу.

Можно ли обвинить отца в похищении родной дочери

Анастасия не слышала голоса дочери с 10 апреля. Фото: Предоставлено Анастасией Яцик

И сам Михаил, и его адвокат говорят о том, что необходимо вернуть ситуацию в правовое поле. Об этом мечтает и Анастасия — ведь закон гарантирует родителям равные права на воспитание ребенка, а она сейчас и поговорить с дочкой не может. Но где границы этого правового поля? Эксперты признают: они едва различимы. Поэтому и споры о детях, и главное, исполнение судебных решений — особенно если речь идет о разных государствах — длятся годами. Пока ребенок не вырастет.

Законных средств защиты родительских прав немного. Первое: как подчеркнула адвокат Ольга Диулина, еще в рамках бракоразводного процесса необходимо определить, где и с кем ребенок будет проживать, а также порядок его общения с другим родителем (с такими требованиями можно обратиться в суд и после развода). Это должно быть зафиксировано в судебном решении, за неисполнение которого можно потом привлекать к ответственности нарушителя (как — смотри ниже).

Второе: каждый родитель вправе установить запрет на вывоз ребенка за границу, обратившись в миграционное подразделение полиции. Ребенка по заявлению родителя вносят в соответствующую базу данных, и легально пересечь границу с ним уже не получится. Как рассказала Ольга Диулина, на практике такие запреты нередко приводят к грустным последствиям: ребенок лишается возможности участвовать в соревнованиях в другой стране и т. д. Такой запрет можно ограничить, обратившись в суд и обосновав необходимость выезда. Суд примет решение на какой-то один конкретный случай (разрешит поехать на лечение, например), но не снимет запрет навсегда. 

Третье: когда-то в отношении родителей, которые грубо нарушают права бывшего супруга на воспитание ребенка, возбуждали уголовные дела о самоуправстве. Сейчас эта практика прекращена, зато, как рассказал "РГ" адвокат Павел Яровой, лет 10 назад в КоАП РФ появилась часть 2 статьи 5.35, которая устанавливает ответственность одного из родителей, скрывающего от другого информацию о том, где находится их ребенок. И за неисполнение судебных решений, о которых мы сказали первым делом. Штраф — от 2 до 3 тысяч рублей, а за повторное нарушение можно получить 4-5 тысяч штрафа или даже пять суток административного ареста. Норма есть, но является ли она эффективным средством защиты прав родителей при таких-то гигантских штрафах? Эксперты сомневаются.

Четвертое: если ребенка незаконно вывезли за границу, придется обращаться к международному праву. Как рассказала адвокат Елена Мадеева, в этих случаях применяется Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 года, так называемого Гаагская конвенция. В ряде стран она не действует, и это не только далекие от Европы США, но и Азербайджан с Таджикистаном. И это в принципе сложный и долгий процесс.

Мнение

Дмитрий Власенко, адвокат, представляющий интересы Анастасии:

— Я убежден, что действиях отца действительно усматривается и похищение ребенка, и последующее незаконное лишение его свободы. Необходимо установить, по каким документам ребенок пересекал границу, хотя у нее был оформлен запрет на выезд за границу — здесь тоже можно выявить нарушения закона. Кроме того, если мать незаконно лишала Михаила возможности общаться с ребенком, почему он не обращался в суд и не отстаивал свои права законными методами? Ведь ребенок — не чемодан, и его нельзя взять и унести. В первую очередь — это живой человек, который имеет свой распорядок дня, привычки, а в силу своего возраста очень уязвим и требует особенного внимания и заботы. В ближайшее время Анастасия Яцик будет просить у Следственного комитета РФ подготовить и направить в Украину поручения о международно-правовой помощи в целях установления местонахождения ребенка и похитителя.

В тему

Это ни в коем случае не инструкция. Всего лишь чужой жизненный опыт, который пересказала "РГ" Елена Мадеева. Супруги делили дочь. Ребенка — тоже лет семи — дважды увозили от одного родителя к другому по судебным решениям. И могли бы забрать у отца и в третий раз. Если бы мать не остановилась и не подумала — а что чувствует при этом моя девочка? Женщина, у которой ни дня не обходилось без слез, отказалась от борьбы, чтобы сохранить психику дочери. Ждала. Долго. Осторожно возобновила общение, когда дочка была уже подростком. В 14 лет та сама приняла решение и ушла от отца к матери.