Почему на Дальнем Востоке не становится меньше собачьих стай

0
2

Почему на Дальнем Востоке не становится меньше собачьих стай

Власти дальневосточных регионов готовы инициировать поправки в федеральный закон об ответственном обращении с животными. По сути дела, в округе нет территорий, на которых принятый в конце 2018 года документ исполнялся бы так, как это было задумано его авторами. Но и обсуждаемые сейчас изменения (например, разрешение гуманного усыпления) вряд ли будут одобрены на федеральном уровне.

Почему на Дальнем Востоке не становится меньше собачьих стай

Происшествия с нападением бродячих псов на людей, увы, не редкость на Дальнем Востоке. Но в конце минувшего года и в начале нынешнего трагические случаи пошли чередой. Зачастую пострадавшие — дети.

Идея, заложенная в 498-ФЗ, должна была положить конец бродячим стаям. Причем весьма гуманным способом. Главный принцип: убивать животных нельзя, их нужно подвергать процедуре ОСВВ — отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск. Для проведения второго и третьего пунктов предназначены приюты, часть собак (особо агрессивных) остается в них навсегда. Все действия предписывалось в обязательном порядке фиксировать с помощью видеозаписи — таким образом устанавливался контроль.

Исполнение закона споткнулось классическим образом. На финансировании.

— На создание приютов из федерального бюджета регионам денег не дают, — подчеркивает депутат Сахалинской областной думы Александр Болотников. — Нам на островах необходимо девять таких сооружений. 42 миллиона рублей на это мы "закинули" в бюджет области. Но чтобы построить объект на 350 особей, например, в Углегорском районе, надо 128 миллионов!

Отдельная статья — стерилизация собак (на Сахалине это три тысячи рублей на каждую) и их содержание. В 2022 году на Углегорский район из областного бюджета для выполнения пунктов ОСВВ выделено 979,7 тысячи рублей. Этого хватит примерно на 65 животных. А безнадзорных — более 500. И оставшиеся успеют расплодиться быстрее, чем их стерилизуют.

Содержание одной особи обходится в кругленькую сумму. Директор нижегородской зоозащитной организации на недавней пресс-конференции с участием российских актеров обнародовал цифры: четыре тысячи рублей в месяц. То, что подходит для волжского города, вряд ли окажется достаточным для Дальнего Востока: на той же конференции пожурили якутян с их запросами в девять тысяч рублей. Но, например, в Забайкалье этот показатель еще выше — 11 тысяч.

— У нас морозы, приюты должны быть теплые, собакам нужна нормальная пища, мясо. Мы живем в таком месте, у нас климат такой, понимаете? — горячится в беседе с корреспондентом "РГ" глава Кыринского района Забайкалья Любовь Сакияева.

Ее расклад ситуации не выбивается из общей тенденции.

— Нашему району в 2021 году на отлов собак дали из регионального бюджета 325 тысяч рублей. На эту мизерную сумму ни один подрядчик не хотел заходить, — говорит Любовь Сакияева. — Кое-как уговорили компанию из Иркутска. Отловили они 22 собаки. Одну пристроили в Чите, остальных привезли обратно и выпустили там, где взяли, стерилизованных, вакцинированных, но с теми же зубами и той же потребностью в пище. Псы носятся по селу, были случаи — выхватывали продукты из рук детей. В 2022 году нам на собак дадут еще меньше — 321 тысячу рублей.

Подрядчики плохо "ловятся" на выделенные суммы. Особенно в тех регионах, где бюджеты совсем скромные. Показательный пример — Еврейская автономия. Как рассказали "РГ" в правительстве области, в Биробиджане и Биробиджанском районе властям удалось заключить договоры с обществом защиты животных. А четыре остальных района — Ленинский, Облученский, Октябрьский и Смидовичский — не приглянулись желающим поработать в поле 498-ФЗ. В муниципалитеты даже отправили субвенции из регионального бюджета (на каждый выделили по 250 тысяч рублей). Деньги остались невостребованы.

На этом фоне никого не удивляют участившиеся публикации в СМИ и соцсетях о том, как плохо содержат собак в некоторых приютах, как порой жульническим образом "осваивают" государственные деньги подрядившиеся компании. К сожалению, гарантий не могут дать ни большие, ни малые деньги. Необходим жесткий контроль — это еще одна составляющая решения проблемы.

Обвинить в сложившейся ситуации местные власти — проще простого. В принципе именно этим путем пошли сейчас в Госдуме, пригрозив чиновникам ужесточением ответственности. Но понять дальневосточных депутатов, глав регионов и районов можно. Практически каждый, с кем удалось побеседовать по данной проблеме корреспонденту "РГ", сравнивал стоимость собачьего приюта с ценой проекта среднего детсада. Кто-то вспоминал о старых окнах в школах района. Кто-то говорил о деньгах, которых не хватает на поддержку незащищенных слоев населения.

Все два года действия закона регионы ДФО пытаются добиться его изменения. Очень показательна инициатива, направленная в Госдуму и правительство РФ в апреле 2020 года чукотскими парламентариями. "Стерилизованные, чипированные собаки без хозяина могут существовать в Москве и иных крупных городах, но не в экстремальных климатических условиях Крайнего Севера, — говорилось в пояснительной записке. — Использование […] исключительно стерилизации и содержания (возможно, пожизненного) в приютах для животных носит крайне затратный характер и неисполнимо без привлечения значительных финансовых средств, которых регионы не имеют".

Депутаты предлагали разрешить субъектам самим устанавливать порядок мероприятий по контролю над численностью животных без владельцев. Другими словами — разрешить ликвидацию собак при необходимости.

В Кыринском районе Забайкалья в 2021 году отловили всего 22 собаки. Их стерилизовали, вакцинировали и привезли обратно. С теми же зубами и той же потребностью в пище

Не имела успеха ни эта инициатива, ни ряд других. Судя по всему, не пройдут они и сейчас. Если изменить закон не удастся, придется искать новые подходы к его выполнению. И на местах это уже понимают. В первую очередь — нужно искать способы экономии. По словам депутата Заксобрания Забайкальского края Михаила Якимова, затраты необходимо уменьшать, а для этого можно сооружать более крупные комплексы, не на 150-180 животных, а на все 400 или на тысячу.

— Нам нужны типовые объекты для мероприятий по 498-ФЗ, — замечает Михаил Якимов. — Сейчас в Забайкалье создано восемь приютов разных форм хозяйствования, но их скорее можно назвать пунктами передержки. Нам предлагали построить приют на 180 мест за 62 миллиона рублей. Заоблачная сумма! Но буквально в эти дни идут переговоры с подрядчиком о сооружении четырех приютов за 18 миллионов рублей, которые мы можем выделить из краевого бюджета.

В ЕАО намерены, наоборот, строить небольшие пункты. Для этого привлекут некоммерческие организации — на гранты им выделят из бюджета области 1,8 миллиона рублей. Средства можно будет направить на приобретение стройматериалов, вагончиков, бытовок, различного оборудования. Максимальный размер гранта — 300 тысяч рублей. Предоставлять их начнут уже в мае.

Есть еще один нюанс. Как отмечают власти регионов, планировать мероприятия и расходы на них сегодня очень сложно из-за отсутствия точной информации о количестве безнадзорных животных. Впрочем, методики подсчета, да и уполномоченного органа, осуществляющего такой подсчет, тоже нет.

— Мы предлагаем создать единый государственный орган — Федеральное агентство при Министерстве природных ресурсов и экологии РФ, — рассказал "РГ" заместитель губернатора — начальник департамента сельского хозяйства и продовольствия Чукотского АО Сергей Давидюк. — Оно бы определило точное количество безнадзорных животных на территории России, разработало типовые проекты приютов для животных с учетом их количества на территории каждого субъекта и климатических условий последнего. Агентство должно иметь штат сотрудников для проведения мероприятий по обращению с животными без владельцев и полностью финансироваться из федерального бюджета.

Прямая речь

Александр Осипов, губернатор Забайкальского края:

— Мы должны понимать, что бродячие животные без хозяев, длительный период находясь на улице, превращаются, по существу, в хищников. И поэтому нынешнее требование возвращать их в прежние места, где они находились до отлова, для таких регионов, как наш, — это не обеспечивающее безопасность людей требование законодательства, и его надо корректировать.