ТОП-10 легенд о самураях

0
1

ТОП-10 легенд о самураях

Самураи были наемными убийцами? Они правда не боялись смерти? И могли остановить удар катаны хлопком ладоней? А еще у них был свой кодекс чести? Разбираемся, что из этого правда, а что нет.

Легенда 1. Самураи были наемными убийцами

Вердикт: это неправда.

ТОП-10 легенд о самураях

Император Нидзё сбегает из императорского дворца в особняк Рокухара. Рисунок неизвестного автора. XIII векTokyo Digital Museum

Наемными убийцами были ниндзя, а самураи — профессиональными воинами. Их нанимали для охраны дворца, на службу в личную гвардию, для решения земельных конфликтов, усмирения восстаний и защиты внешних границ. Воинов (в том числе женщин-воительниц) обычно называли буси или цувамоно — «человек с оружием». Самураями их стали называть в период Хэйан (794–1185). Само слово «самурай» означало «человека на службе» — чиновника ниже шестого (реже пятого) придворного ранга. Поэтому служащие самураи были как среди воинов, так и среди низшей придворной знати. Именно самурай в образе жалкого чиновника, а не храброго воина, желающий только одного — до отвала наесться каши, описан в повести Акутагавы Рюноскэ «Бататовая каша».

Профессия воина изначально не считалась привилегированным занятием, поскольку была связана с убийством живых существ (что осуждалось буддизмом) и загряз­нением кровью и смертью (неприемлемо в синто). Это стало одной из причин выделения военных домов букэ в отдельное сословие. В конце XII века военный дом Минамото захватил власть и установил сёгунат — граждан­ская и военная власть стали принадлежать сёгуну (военному правителю, который для легитимации своей власти получал от императора должность «великого пол­ководца, покорителя варваров» сэйи тайсёгун) и его ближайшим совет­никам. Эта форма правления просуществовала почти семь столетий.

В период Эдо (1603–1867), когда были выделены четыре сословия — воины, крестьяне, ремесленники и купцы, — слово «самурай» стало означать исклю­чительно представителя привилегированного военно-служилого сословия. Тогда же вести о самураях широко разнеслись за пределами Японии. В первом японо-порту­гальском словаре, составленном иезуитским миссионером из Нагасаки в 1603 году, слово «буси» переводится как «солдат» (soldado), а «самурай» — «дворянин, уважаемый человек» (fidalgo, homem honrado).

Легенда 2. Самураем мог стать кто угодно

Вердикт: это верно лишь отчасти.

ТОП-10 легенд о самураях

Молодой Тоётоми Хидэёси. Гравюра Цукиоки Ёситоси из серии «Сто видов луны». 1885 год国立国会図書館 Национальная парламентская библиотека ЯпонииПервыми профессиональными воинами часто становились охотники, умевшие обращаться с оружием. Возможно, поэтому самым распространенным оружием до периода Эдо были лук и стрелы. Когда в период Камакура (1185–1333) при­шли к власти дома, специализировавшиеся на военном деле, между самураями и простолюдинами была проведена четкая грань. В отличие от последних самураи имели фамилию и низший придворный ранг. Однако постепенно эта грань размывалась. Известны случаи, когда в провинциях слуги самураев — выходцы из крестьян — сами становились самураями благодаря усердной службе.

В период «воюющих провинций» (1467–1590), когда владетельные князья сэнгоку даймё сражались друг с другом, в самураи стали брать не только профессиональных воинов, но и крестьян. Именно они пополняли ряды пехотинцев-копейщиков асигару. Выходцев из крестьян называли «новые самураи» (син-дзамураи) или «земельные самураи» (дзи-дзамураи).

Вербовкой простых крестьян в солдаты занимался знаменитый полководец Ода Нобунага — один из трех объединителей Японии. Его преемник Тоётоми Хидэёси был низкого происхождения, но благодаря военным заслугам и амби­циям он возвысился до поста «великого мини­стра» (дайдзё дайдзин) и получил фамилию Тоётоми. Придя к власти, бывший простолюдин Хидэёси приказал изъять мечи у крестьян, а самураям запретил заниматься земледелием. Низкоранговые самураи в свободное от войн время занимались обработкой земли, чтобы прокормить себя, однако теперь им при­шлось выбирать — быть крестьянином или самураем, материально зависимым от ратного дела и своего сюзерена.

В период Эдо, когда воины стали привилегированным сословием, возможность войти в их круг по-прежнему была — например, можно было стать приемным сыном самурая за деньги или выкупить родословную разорившегося самурая. Кроме того, родословную можно было украсть. Так, например, сделал герой эпической кинодрамы «Семь самураев» (1954) режиссера Акиры Куросавы. Сын крестьянина Кикутиё, желая присоеди­ниться к самураям, показывает свою родословную, но его поднимают на смех: согласно бумагам, Кикутиё всего 13 лет. В конце концов самураи (на самом деле бродячие самураи без хозяина, то есть ронины) принимают Кикутиё в отряд, но на флаге обозначают его треугольником, а себя — законнорожденных самураев — кружками.

Легенда 3. Среди них было много поэтов и философов

Вердикт: это так, но с одним нюансом.

ТОП-10 легенд о самураях

Генерал Акаси Гидаю написал свой предсмертный стих и готовится совершить сэппуку после проигранной битвы за своего господина Акэти Мицухидэ в 1582 году. Гравюра Цукиоки Ёситоси. 1890 год東京都立図書館 (Токийская столичная библиотека)

Провинциальные самураи низших рангов часто не имели доступа к образо­ванию, поэтому среди них не было поэтов и философов. Для знатных воинов, как и для придворной аристократии, стихосложение, считавшееся признаком образованного человека, составляло часть повседневной жизни. В стихах писали послания возлюбленным, восхищались красотой природы или проща­лись с миром накануне ритуального самоубийства. Образованные самураи владели искусством чайной церемонии и каллиграфии, разбирались в конфу­цианской философии и классической литературе Китая и Японии, покрови­тельствовали изящным искусствам и дзэнским монастырям.

«Не овладев кистью, не овладеешь и оружием», — писал в наставлении к своему младшему брату военачальник Имагава Рёсюн (1325–1420). «Путь учености», в том числе знание поэзии, так же важен, как и «путь воина», подчеркивал дру­гой военачальник, Ходзё Соун (1432–1519). Его наставления стали образцом морали для самураев следующих столетий. О его внуке Ходзё Удзиясу говорили, что он прекрасен обликом, когда читает стихи, но грозен, как легендарные военачальники китайской династии Хань, когда берет в руки меч или алебарду. Своего апогея эти идеи достигли в период Эдо. Известный мастер меча Миямото Мусаси (1584–1645) писал, что «путь воина» — это слияние «путей кисти и меча».

Кроме того, знатные воины любили участвовать в поэтических состязаниях рэнга. Например, о грозном военачальнике Оде Нобунаге рассказывают, что в 1568 году, когда он во главе войска вошел в столицу Киото, многие предста­вители знати пришли к нему на поклон. Среди них был мастер рэнга Сатомура Дзёха. Он преподнес Нобунаге два развернутых веера со сло­вами: «Если возь­мете два веера, то сегодня наступит радость». Нобунага понял скрытый смысл, поскольку «два веера» — это омоним слова «Япония» ([нихон]), а «сегод­няшний день» — слова «столица» ([кё]), и закончил стих словами: «С этими веерами будут резвиться тысячи поко­лений» После этих слов жители столицы увидели в жестоком военачальнике мудрого правителя и выдохнули с облегчением.

Легенда 4. Они не боялись смерти

Вердикт: это не совсем правда.

ТОП-10 легенд о самураях

Мицукуни бросает вызов призраку-скелету, вызванному принцессой Такиясей. Триптих Утагавы Куниёси. Около 1844 годаVictoria and Albert Museum

Отсутствие страха перед лицом смерти считалось одной из доблестей воина. Буддийский монах и поэт конца XIII — начала XIV века Ёсида Кэнко писал:

«Но заслужить славу можно лишь после того, как поломаешь в битве меч, истратишь все стрелы и в конце концов, не покорившись врагу, без колебаний примешь смерть. Пока ты жив, похваляться воинской доблестью не следует».

Отношение к смерти в Японии во многом определялось философией буддизма: жизнь мимолетна, а смерть — путь к новому рождению.

Трактат «Хагакурэ» («Сокрытое в листве»), записанный со слов Ямамото Цунэтомо, начинается словами: «Я постиг, что путь самурая — это смерть». Это знаменитое изречение стало лозунгом пилотов-камикадзе во время Второй мировой войны. Всемирно известный писатель Юкио Мисима, который совершил сэппуку (в Японии так называют харакири) во имя идеалов бусидо (см. ниже), называл этот трактат источником своего вдохновения. Однако в «Хагакурэ» помимо восхваления благородной смерти описаны случаи, когда приговоренные к сэппуку самураи теряли рассудок и ползали по земле от страха.

Эстетика смерти самурая — миф, созданный в мирную эпоху Эдо. Легко говорить, что путь самурая — это смерть, когда не нужно смотреть ей в глаза каждый миг. В XIV–XVI веках, когда реальные самураи сражались в крово­про­литных битвах, не каждый был готов спокойно расстаться с жизнью. А тем более — за своего господина.

Смерть, даже самая героическая, лишена для воина всякого смысла, если о ней никто не знает:

«Тем временем господин Ямада бился так, что его как будто вот-вот охватит пламя, и зарубил множество врагов, но увидел, что ни выше, ни ниже по течению своих уже не осталось, опечалился: „Я, Сигэсада, собирался погибнуть в бою — но что ж погибать, когда вокруг нет никого из своих“».

Легенда 5. У них был свой кодекс чести — бусидо

Вердикт: это отчасти правда.

ТОП-10 легенд о самураях

Три самурая с разным оружием (слева направо): юми, катаной и яри. Фотография Кусакабэ Кимбэя. 1860-е годыJ. Paul Getty Museum

Бусидо — миф, созданный самураями в мирный период Эдо, чтобы оправдать свое привилегированное положение. Кроме того, своды правил, основанные на конфуцианских ценностях, были попыткой обуздать молодых самураев, которые говорили «только о денежных вопросах, прибылях и убытках, стилях одежды или о любовных похождениях». Идеальному самураю предписы­вались беспрекословная верность своему господину, сыновья почтительность, самопожертвование и отсутствие страха смерти.

Широкую известность бусидо получило в период японского милитаризма (1920–1945), чтобы укрепить национальный дух и продемонстрировать Западу уникальность японской культуры. Учебники истории того времени утверждали, что самоотвер­жен­ность японского народа и безоговорочная преданность императору были взращены в колыбели бусидо. Японист Александр Мещеряков справедливо отмечает: «Самурайский дух ста­новился духом нации, духом народа. Этот дух был агрессивен и нетерпим».

Мировую известность бусидо получил благодаря Нитобэ Инадзо, чей портрет сейчас украшает банкноту в пять тысяч йен. Он преподнес мировому читателю идеалы бусидо (в буквальном переводе — «путь воина»), сопоставимые с прин­ципами европейского рыцарства, как основу морали японского общества и источник «души Японии». Написанная Нитобэ на английском языке книга «Бусидо: душа Японии» вышла в Нью-Йорке в 1899 году и только спустя 10 лет была переведена на японский.

Главные идеи «Бусидо» Нитобэ имеют мало общего с моральными прин­ци­пами реальных самураев: они были более прагматичными. Так, в «Настав­лениях господина Гокуракудзи» Ходзё Сигэтоки (1198–1261) вместо слепого следования воле своего господина описывает представления о взаимных обязательствах вассала и его сюзерена (тип вассальных отношений, установ­ленный Минамото Ёритомо). Кроме того, самураи средневековой Японии не гнушались разбоем и захватом чужих земель.

Легенда 6. И только одно оружие — катана: они могли остановить ее удар хлопком ладоней!

Вердикт: это неправда.

ТОП-10 легенд о самураях

Воин едет верхом на вороной лошади вдоль морского берега. Гравюра Утагавы Хиросигэ. Около 1835 годаThe Metropolitan Museum of Art

На протяжении долгого времени главным оружием самурая были лук и стрелы, а не меч. Воинское ремесло и образ жизни воина именовали «путь коня и лука» (кюба-но мити), потому что воины были конными лучниками. В наши дни древнее искусство стрельбы из лука верхом (ябусамэ) можно увидеть в святи­ли­щах как ритуаль­ное действо. Конных японских лучников, несущихся навстречу врагу, мы ви­дим на иллюстрированных свитках о монгольском нашествии конца XIII века «Моко сюрай экотоба» (самурай Такэдзаки Суэнага заказал их, чтобы увековечить собственные подвиги и получить награду).

С XIV века во время боя начинают использовать «длинный меч» дайто, однако управлять лошадью и сражаться с мечом в руке было неудобно, поэтому в массовых сражениях главным оружием оставался лук, а также копье. Воина, первым сокрушившего врага в бою, почетно называли «первый всадник» (дайити нори) или «первое копье» (дайити яри).

Меч использовали во время ближнего боя после того, как всадник спешивался с лошади. Такая техника боя отличалась от европейской, что сильно удивило португальского иезуита Луиша Фройша (1532–1597), в то время проповедо­вавшего в Японии. Мечом отрубали головы поверженным врагам, чтобы потом, вымытые и позолоченные, предъявить их сюзерену как свидетельство воинских заслуг.

Катана (фактически — двуручная сабля с изогнутым клинком) становится главным оружием и подтверждением социального статуса самурая в эпоху Эдо, поэтому ее хранили как важную семейную реликвию. В это же время разра­ба­тывается искусство владения мечом и открываются школы додзё, обучающие фехтованию на бамбуковых мечах. То, что самурай может остановить катану противника, зажав ее между двух ладоней, — сильное преувеличение.

Легенда 7. Совершить харакири — это честь для самурая

Вердикт: это правда, но есть один нюанс.

ТОП-10 легенд о самураях

Сэппуку. Гравюра Утагавы Ёсицуи. 1861 годukiyo-e.org

Главная цель харакири (как уже упоминалось выше, в Японии распространен другой вариант этого слова — сэппуку), или ритуального самоубийства через вспары­вание живота, — обнажение в буквальном смысле своей души (счита­лось, что она находится в животе) и демонстрация верности. Ритуальное самоубийство сэппуку было привилегией сословия самураев. Если самурая приговаривали к казни, то совершение харакири было честью, в отличие от позорного обезглавливания. Более того, наследники осужденного самурая не лишались наследства и фамилии, если он совершал сэппуку.

В период междоусобных войн самураи совершали самоубийства не из сооб­ражений чести, а чтобы избежать плена и казни. Они считали, что лучше убить себя самому, чем дать это сделать врагу.

Легенда 8. На самом деле самураи были несвободными — у каждого из них был хозяин

Вердикт: это отчасти правда.

ТОП-10 легенд о самураях

Напуганный самурай. Гравюра Утагавы Хиросигэ. 1830–1840 годы.Мальчики из тэракои напугали самурая, прикинувшись привидением.ukiyo-e.org

Само слово «самурай» предполагает наличие господина, которому он «служит» (сабурау). При этом самураи, находящиеся на службе у даймё — властителей провинций, — не были от них полностью зависимы. Более того, они могли поменять хозяина. О самурае периода «воюющих провинций» говорили, что он словно «перекати-поле» (ватаримоно), то есть мог перейти к более сильному покро­вителю или тому, кто больше платил. Самураи XIV–XV веков сражались ради выгоды и славы, не стремясь при этом умереть ради сюзерена. Это наглядно демонстрирует эпизод из «Записей о смуте годов Дзёкю»:

«Огасавара сказал:

— Мир Саха — место бренности. Что нам делать, господин Такэда?

Такэда отвечал:

— Слушайте, господин Огасавара. Дело-то вот какое. Если победит Камакура — примкнем к камакурскому войску, а будет побеждать столичное войско — примем сторону столицы. Так уж заведено у тех, кто берет в руки лук и стрелы, господин Огасавара!»

Более того, у «добродетельного» даймё также имелись обязательства по отно­шению к самураю — быть сострадательным, не убивать всех пленников и принимать ронинов из чужих земель.

В период Эдо пропагандировалась другая воинская этика: «У самурая двух господ не бывает» (Буси ва никун ни мамиэдзу). Самурай, зависимый от своего сюзерена материально, следуя идеалам того времени, должен был всецело посвятить себя служению и безоговорочно подчиняться воле своего хозяина. Утратив хозяина (например, когда тот лишался статуса и имущества в резуль­тате разжалования), он становился ронином — бродячим самураем. Без жало­вания, но с фамилией и правом на ношение меча они искали новые средства к существованию.

Те, кто был рангом ниже, делали бумажные зонтики или собирали экскременты на продажу (за них хорошо платили и использовали как удобрение) — это, например, изображено на гравюре Утагавы Хирокагэ. Те, кто рангом выше и образованнее, открывали школу боевых искусств (додзё) или общеобразовательную «храмовую школу» (тэракоя) для простолюдинов. Известные ученые-конфуцианцы Ямага Соко и Араи Хакусэки были из числа таких ронинов.

Легенда 9. Они никогда не нападали сзади

Вердикт: это еще один миф, созданный в эпоху Эдо.

ТОП-10 легенд о самураях

Токугава Иэясу с помощью монахов дзёдо из храма Дайдзюдзи в Окадзаки побеждает участников движения икко-икки в битве при Адзукидзаке в 1564 году. Гравюра Цукиоки Ёситоси. 1873 годWikimedia Commons

Честные поединки хороши в битве один на один, но не в массовом сражении. Например, в одном из источников о нападении монголов на Японские острова хорошо показана невозможность благородного поединка:

«Внук верховного командующего страны Солнечных Корней Сёни Нюдо Какуэ, который был всего лишь двенадцати-тринадцати лет отроду, пустил сигнальную стрелу с небольшим наконечником, как требовал обычай обмена стрелами. Монголы лишь рассмеялись. Они застучали в барабаны, забили в гонги и стали бросать бумажные и же­лезные снаряды. Кони воинов страны Солнечных Корней испугались грохота и заметались. Воины не могли удержать коней и направить их на врага. Монголы стали пускать стрелы, наконечники которых были смазаны ядом.

Когда воины противника отступали, то бросали железные снаряды, которые затмевали свет, а грохот от них вызывал смятение и страх. Наши воины были ослеплены и оглушены, они не могли определить, где запад, а где восток».

В мирную же эпоху Эдо благородство самурая, возведенное в ранг морального закона, нередко уступало место подлости. Пример такой самурайской «добле­сти» описывается в «Хагакурэ». Однажды самурай совершал прогулку на лодке по реке Сумида. Один из пассажиров стал издеваться над остальными. Когда он подошел к борту, чтобы помочиться, самурай аккуратно отрубил ему голову, и она упала в реку. Чтобы люди не заметили, он быстро прикрыл тело вещами, а затем попросил капитана похоронить убитого. Капитан так и сделал, но самурай отрубил голову и ему.

Такое поведение самурая противоречит моральным принципам периода расцвета воинской культуры эпохи Камакура. В «Наставлениях господина Гокуракудзи» Ходзё Сигэтоки подчеркивает, что совершать убийство можно только из чувства долга, но не ради забавы. Сострадание нужно испытывать даже к простолюдинам, следуя заповедям буддизма и конфуцианства.

Легенда 10. И носили маски демонов, чтобы напугать соперника

Вердикт: это правда.

ТОП-10 легенд о самураях

Мэнгу периода Эдо. XVIII век東京富士美術館 (Токийский художественный музей Фудзи)

Помимо шлема самураи носили маски (мэнгу). Они закрывали лицо полностью или частично. Маски знатных воинов и военачальников выполнялись на заказ из кожи и металла, покрывались лаком и украшались. Пышные усы, оскален­ные золотые зубы, высунутый язык и даже морщины — внешне они напоми­нали маски театра но.

Однако маски надевались не только для защиты, они должны были устра­шать врагов и наделять владельцев магической силой, поэтому особой популярностью пользовались личины демона или мифиче­ского существа с длинным носом или клювом — тэнгу. В период Эдо маски были частью парадного доспеха и подчеркивали статус владельца.

Анна Дулина