В институтах СО РАН после обращения ученых к президенту начались проверки

0
1

В институтах СО РАН после обращения ученых к президенту начались проверки

Имя старшего научного сотрудника новосибирского Института цитологии и генетики (ИЦиГ) СО РАН Анастасии Проскуриной на днях стало известно на всю страну. Но основной причиной послужили не научные достижения молодого специалиста, хотя исследования, которыми занимается Анастасия, вероятно, помогут спасти тысячи жизней: вместе с Евгенией Долговой и Екатериной Поттер она разрабатывает прорывные методы терапии раковых заболеваний. Эти исследования были отмечены премией президента России, что стало поводом для участия молодых новосибирских ученых в заседании президентского Совета по науке и образованию, где и состоялся откровенный разговор с главой государства о зарплатах. На соответствующий вопрос Владимира Путина Анастасия Проскурина честно ответила: ее оклад составляет 25 тысяч руб-лей, а с учетом небольшой надбавки на руки за декабрь она получила 32 тысячи.

По словам девушки, некоторых из ее коллег и вовсе перевели на полставки, таким образом формально выполняя президентский указ, согласно которому ученые должны получать вдвое больше средних по региону зарплат. Губернатор Новосибирской области Андрей Травников, к которому после разговора с молодыми сотрудниками ИЦиГ СО РАН обратился президент, сообщил, что средняя зарплата в регионе составляет 39 тысяч рублей.

— Если двести процентов от среднего по региону, то у нее (у Анастасии Проскуриной. — Прим. ред.) должно быть почти восемьдесят тысяч, — подчеркнул президент. — "Где деньги, Зин?"

Президент поручил министру финансов Антону Силуанову и министру высшего образования Валерию Фалькову разобраться в ситуации. Первым отреагировал федеральный минобр, начав свою проверку. Позже подключились сотрудники Следственного комитета, пообещав дать оценку действиям должностных лиц, которые отвечали за организацию начисления денежного вознаграждения ученым. А потом и областная прокуратура заявила о проверке соблюдения трудового законодательства и достаточности финансирования научных учреждений при формировании фонда оплаты труда.

Учитывая такое внимание к ситуации, Анастасия Проскурина и ее коллеги могут надеяться на увеличение зарплат. Но едва ли этот случай решит проблему в корне. Больше года назад "РГ" писала о медиках крупнейшей больницы новосибирского Академгородка ГБУЗ НСО "ЦКБ", чьи доходы значительно упали опять же в результате вольного понимания руководством президентских указов о повышении оклада вдвое. За год ничего не изменилось.

— Раньше январь был для нас самым прибыльным месяцем, учитывая нагрузку, доплату за выходные дни в каникулы и дополнительные часы, — рассказывает одна из работниц больницы. — За этот январь я отработала около трехсот часов. Это почти вдвое больше стандартного рабочего времени. Плюс условия сейчас в больницах — сами можете представить. А получила процентов на тридцать меньше, чем до "двойного увеличения" окладов. Правда, "коронавирусную" надбавку выплачивают.

Дело в том, что сам оклад составлял всего около двенадцати тысяч рублей. Его подняли вдвое, но при этом срезали стимулирующие выплаты, прибавки за выслугу лет и "за вредность". Вместо двойного увеличения доходов медики стали получать примерно на треть меньше. Теперь им остается лишь завидовать коллегам из Бердска. Где, видимо после вмешательства прокуратуры, на зарплаты работники не жалуются.

Прямая речь

Валентин Пармон, председатель СО РАН:

— Мы благодарны Анастасии за то, что она вынесла эту проблему на самый верх. Академия наук отлучена от вопросов финансирования уже семь лет. В итоге диспаритет финансирования науки в России по отношению к необходимому уровню достигает трех-четырех раз. В структуре зарплаты ученого есть определенная часть, которая выплачивается из средств федерального бюджета, есть гранты, которые можно выиграть для проведения конкретных работ, и есть деньги, которые идут по хоздоговорам или контрактам с заказчиками. Но базовая часть зарплаты должна финансироваться из федерального бюджета.