В школах Москвы создают службы примирения

0
1

В школах Москвы создают службы примирения

Школа для многих — не только путь к знаниям, но и обучение построению отношений с другими людьми, поиск своего я в этом мире. Процесс этот труден и нередко сопряжен с возникновением конфликтов, казалось бы, на пустом месте. Вот одна школьница надела юбку, которая не понравилась другой, слово за словом — и разгорелся конфликт. Разрешать такие конфликты теперь будут не строгие взрослые, а школьные службы примирения. Нужны ли такие службы школам и кто будет мирить поссорившихся, выяснил корреспондент «РГ». Как рассказала вице-мэр Москвы по вопросам социального развитии Анастасия Ракова, раньше при возникновении недопониманий или сложных ситуаций в учебных заведениях не было единой стратегии разрешения конфликта. Основная задача школьных служб примирения — в выстраивании конструктивного диалога в сложных ситуациях между учениками, педагогами и родителями. Состоять эти службы будут не только из специалистов школы, прошедших специальную подготовку, но и из ребят, ведь школьникам порой проще понять сверстников. Пока из 537 московских школ такие службы действуют в 127 образовательных организациях. Одна из школ, где такая служба работает уже несколько лет, образовательный комплекс N 305. Как рассказал директор и медиатор службы примирения Андрей Сорокин, результат уже налицо.

"У нас 1,6 тысячи учеников с 1-го по 11-й классы. И если раньше в месяц было до десятка обращений по конфликтным ситуациям, то сейчас одно-два в месяц, — говорит "РГ" Андрей Сорокин. — Я считаю, что сокращение числа конфликтов напрямую зависит от успешной работы школьной службы примирения. Специалисту службы примирения достаточно выслушать конфликтующие стороны, создать условия, чтобы они услышали друг друга. Был такой случай, когда из-за сложного школьного конфликта, в который были вовлечены родители учеников, выход из ситуации нашелся именно благодаря школьной службе".

Дети сообща принимают участие в решении возникших недопониманий

В этой школе в службу примирения входит пять взрослых, помимо директора еще специалисты психолого-педагогической службы , а также до 20 школьников. И если взрослых обучали в городском психолого-педагогическом центре, то школьников — сами специалисты школы. "Принцип работы простой: возникающий конфликт могут заметить волонтеры-ученики, а могут прийти в службу участники конфликта, — рассказывает Сорокин. — Медиаторы встречаются с одной стороной, потом с другой. Организовывают примирительную встречу. Выслушивают аргументы двух сторон. Затем договариваются, как действовать дальше, заключается условный примирительный договор". По словам Сорокина, иногда для того, чтобы придать решению веса, мир заключают на бумаге.

Как утверждает Наталья Паршина, педагог-психолог Городского психолого-педагогического центра Москвы, в школах, где еще нет такой службы, свои алгоритмы разрешения сложных ситуаций. "Чаще всего школьный коллектив выявляет агрессора или зачинщика конфликта и применяет к нему определенные меры, например, извиниться перед обиженной стороной. Очевидное преимущество организованных школьных служб в том, что дети сообща принимают участие в решении возникших недопониманий, здесь нет позиции "злого взрослого", который вынуждает мириться. Дети сами приходят к поиску компромисса, — рассказала она "РГ". — Среди конфликтных тем наиболее популярен буллинг, вызывающее поведение ученика в попытке привлечь внимание. Практикуемый в службах восстановительный подход эффективно работает".